Увага! Нецензурна лексика!

„День складання Військової присяги є святковим для військової частини.”
Положення про порядок складання військової присяги. Додаток 1 до Статуту внутрішньої служби (стаття 67). Військові Статути Збройних Сил України.

–    Рота, Подъём!
Тридцать восемь тел сбросили с себя практически одновременно синие шерстяные одеяла на быльца металлических кроватей и ринулись навстречу новому дню.
–    Сорок секунд форма четыре на центральном проходе!
Прыжок в брюки.
–    Быстрее! Тридцать секунд времени!
Китель.
–    Заебали, сука… ёбаные пуговицы…
Портянки.
–    Поторопитесь, военные.
Обмотав кое-как ногу портянкой, руки хватают берц, запихивают желтоватый с коричневыми пятнами клубок внутрь ботинка.
–    Десять!
Фляга.
–    Девять!
Кепка.
–    Восемь!
Прыгая на одной ноге, солдат U выскочил из прохода между кроватями на ЦП казармы, наклонился, мотнул портянку вокруг второй ноги, запихнул её в берц и начал затягивать шнурки.
–    Два! Рота, Струнко!
Тридцать шесть камуфлированных тел выпрямляются и, прижав руки к бёдрам, застывают в ожидании следующей команды.
–    Что у вас не получается, военные?! Была команда «Струнко».
Двое солдат выпрямляются и застывают в той же стойке.
–    Не умеем до сих пор портянки мотать?! А?! Будем учиться, нахуй. Рота, Отбой.
–    Та ёбаный в рот!
–    Заебали, сука!
–    Рота, Отбой. Двадцать секунд.
Кителя, брюки, берцы, портянки, кепки летят на прикроватные табуретки.
–    Три!
Тела в камуфлированных футболках и серых трусах прыгают в кровати, натягивают на себя одеяла.
–    Рота, Струнко! По команде «Струнко» все вытягиваются и делают три строевых храпа.
–    Какого хуя Z?
–    Шо тебе не нравится?
–    Нахуй ты загоняешься? Вчера пять раз отбивались…
–    Рота, Вільно. Дохуя разговорчивый стал? Перец не в рот ебаться. Рота, Подъём. Пятнадцать секунд форма четыре.
Быльце. Пол. Брюки.
–    Одиннадцать!
Портянкой вокруг ноги – в берц.
–    Семь!
Повтор.
–    Четыре!
Тела вылетают на ЦП толкаясь, пихаясь, засовывая на ходу полы кителя в брюки.
–    Струнко! Двадцать секунд заправить обмундирование.
Практически все тела наклоняются, затягивают и завязывают шнурки, запихивают бантики и торчащие куски портянок за голенища берц, выпрямляются, застегивают верхнюю и нижнюю пуговицы кителя, ремни.
–    Рота, шикуйсь на ранкову фізичну зарядку! – доносится из коридора голос дневального.
–    Форма три, голый торс. Через туалет строится на зарядку. У вас две минуты, военные.
Скинув кепки, кителя, футболки и фляги тела полубегом преодолевают коридор и набиваются в четыре кабинки по двое-трое на одно очко. Те кому удалось стать около писсуаров ожесточенно выдавливают мочу из мочевиков. За их спинами, подергиваясь и переступая с ноги на ногу, толпятся остальные. Опорожнившись, тела выбегают из туалета застёгивая на ходу пуговицы ширинки.
–    Рота, шикуйсь на ранкову фізичну зарядку! – горлопанит снова дневальный и за ним эхом вторят сержанты:
–    Строиться, уебаны! Бегом, нахуй! Ты шо в уши ебёшься?!
Пинок под зад.
–    Бегом!
Кто успел помочиться и кто не успел выбегают из казармы на небольшой плац, где уже формируется колонна в три ряда.
–    Рота, Ставай!
Тела занимают свое место в строю согласно весу, жиру, ранжиру и как попало. По одному к ним присоединяются замешкавшиеся в казарме.
–    Медленно, военные, медленно! Рота, Розійдись!
Колонна рассыпается на осколки на 5-6 метров от места построения.
–    Рота, в колонну по три Ставай!
–    Сука, уёбки, быстрее, блядь! Ты передо мной стоял?!
–    Я за ним стояв, не тормози.
–    Пиздёшь убили!
–    На ногу, підар, блядь!
Подача в грудак.
–    Рота, Розійдись!
–    Ёбанные сверчи… ёбанный свет…
–    Отставить! Резче, военные. По команде «Розійдись» військовослужбовці разбегаются от места построения на двадцать-двадцать пять метров. Рота, Розійдись!
Колонна рассыпается в круг на 8-10 метров.
–    Рота, Ставай!
Тела бегом занимают свое место в строю и через несколько секунд сформировывают колонну.
–    Рота, Рівняйсь. Отставить. Рота, Рівняйсь! Струнко! Веди. Прокачаешь их и побегают пусть. Давай.
Младший сержант срочной службы Т, стоявший неподалеку ещё с двумя сержантами-срочниками принимает на себя командование.
–    Вільно. Кроком руш.
Колонна выполняет с места три строевых шага и переходит на походный.
–    Бегом, марш.
Хай живе, живе єдина
Рідна ненька Україна...

–    Свободный дневальный, на выход!
–    Заебали…
Рядовой J отодвинулся от зеркала, посмотрел на свое лицо внимательно ещё раз. Заметив небольшой прыщик под левой скулой, J перегнулся через умывальник поближе к зеркалу и стал выдавливать сначала белую, а вскоре красноватую жидкость ногтями указательных пальцев.
–    Свободный дневальный, на выход!
–    Иду!
Сполоснув руки, J берет тряпку с умывальника и выходит в коридор.
–    Иди к Z.
–    А где он?
–    На улице.
J выходит из казармы. Около входных дверей курит дежурный по роте сержант сверхсрочной службы Z.
–    Чем занимаешься?
–    Раковины протираю.
–    На территории убирали?
–    Да.
–    Проверить?
–    Ну, вчера вечером К выходил.
–    Пройдись ещё раз. Давай иди.
–    Оставьте покурить, товарищ сержант.
Z делает ещё одну затяжку и отдает сигарету J.
–    Давай быстрее. До прихода старшины должно быть убрано.
–    Понятно. А кто сегодня заступает?
Z заходит в казарму. J задумчиво докуривает сигарету почти до самого фильтра, выкидывает окурок в серую урну в форме трубы, сплёвывает и не спеша заходит в казарму.
–    Курил?
–    Z оставил. Ты вчера на территории был?
–    Был.
–    В урне бычков я ебу.
–    Набросали.
–    Нахуй ты пиздишь, уёбок. Будешь сам сдавать наряд. 
–    Иди на хуй. Духа нашел? Нахуй, сам весь наряд прошарился, блядь, спал четыре часа, нахуй…
–    Завали ебало.
J заходит в туалет, берет веник и совок, выходит из казармы. Приподымает и отставляет в сторону урну слева от входа, сметает на совок десяток заплёванных окурков и смятую пачку «Прилуки особливі», ставит урну на место. Затем убирает из урны справа от входа, проходит по плацу, подбирая время от времени то листик, то веточку, то окурок, заходит в курилку, ряд лавочек образующий круг с ямой для мусора в центре. В курилке чисто. J садится на лавочку, ставит около себя совок и веник, достает из внутреннего кармана мятую сигарету «Прилуки» и спички. Выкурив сигарету, подымается и идёт неспешно в казарму.
–    Ебать бычки жирные.
–    Прямо как ты.
J заходит в туалет, выбрасывает окурки в большой деревянный ящик для мусора, ставит веник и совок в железный серый каркас для инвентаря, ополаскивает руки и снова принимается за прыщи.
–    Стань нормально.
Рядовой К выравнивается, опускает руки к бедрам, ставит пятки вместе, носки врозь.
–    Где свободный?
–    В туалете. Вызвать?
–    Достань книгу Вечерней Проверки.
Дневальный наклоняется, не сходя с тумбы достает из тумбочки дневального несколько журналов в твёрдом переплете, выбирает требуемый и отдает его дежурному.
–    Шо это за бумажки? Убери нахуй.
Дневальный берет с тумбочки листик и показывает дежурному.
–    Это наши записи.
–    И это?
Z приподымает пластмассовую коробку телефона внутренней связи части и достает исписанный крупным корявым почерком двойной лист в клеточку.
–    Это не моё.
–    Прівєт, солдат. Як поживаєш. Так, так-так.
Z разворачивается и идет в канцелярию.
«…Я нормально. Скучно стало в Ряські. А в тебе все по старому. Чим вас там годують? Уже виздоровів? А я заболіла простудилась. Як вас одівають? На дворі ж холодно, морозно. Приїжала Оля. Прівєт передавала тобі. Уже розписалася. Но свадьби не було...»
Z запускает в нос палец, заходит в канцелярию, садится на стул, продолжает чтение.
«...Вона казала як грошей багато підсобирають аж тоді буде свадьба. Півняк з Женькой моїм пють не вихмиляються, у баті мого зависають. Вони вже так поспивалися, мабуть більше 2-х неділь пють. Батя мій його ніяк невижене додому до себе. А то скоро усе у баті вжре. Я йому дала адрес твій. Но йому мабуть нема коли писать за пянками. Так хочеться тебе побачити. Вотпуск коли іти тобі. С Новим годом! тебе. Інтересно скажи мені мої письма ніхто не чита чи хтось чита? Ти про мене уже комусь розказував? На мої вопроси отвічать. А чого ти мені фотку не вислав? Мамкі своїй так вислав, а мені нє. Ізвіняй шотак довго не писала, бо в мене не було конверта. Я незнаю шо тобі іще писать. Моя мама тобі прівєт передає. Чим занімаєшся в свободне время. Дівчата там є. Ну ладно буду заканчівать коротке письмо. Все ошибки прийми за улибки. Отвічай на мої вопроси.
Пока. Цилую. Крєпко обнімаю
Яркого чистого неба
Нежной красивой любви
Жизни без тучек, нещастий
Вот пожелание мои
С Новим годом!»
–    Дневальный!
–    Я.
–    Свободного зови.
–    Свободный дневальный, на выход!
Рядовой J трусцой выбежал из сортира и по пальцеуказанию дневального на тумбе поспешил к открытой двери канцелярии.
–    Товарищ сержант, я на территории поубирал.
–    Зайди.
Сержант Z сидит за канцелярским столом командира роты засунув руки в карманы и откинувшись на спинку стула, перед ним лежит письмо.
–    Товарищ сержант, мне ещё зеркала надо протереть.
–    Ласты склей, военный. Руки по швам, завоняются.
Рядовой J выпрямляется, ставит пятки вместе носки врозь, руки из-за спины опускает к бёдрам.
–    Рядовой залупа.
J недоуменно смотрит на сержанта, а затем спохватившись тараторит:
–    Рядовой J за вашим наказом прибув.
–    Твоё письмо?
–    Никак нет. Нашёл. Для туалетной бумаги держал.
–    Любишь письмами подтираться?
–    Так газет нету, товарищ сержант.
–    Пиши домой. Дорогая мама, вышли мне бумагу, нечем жопу подтереть или хотя бы письмо напиши. А?
–    Товарищ сержант, дозвольте іти. Мне ещё зеркала протирать.
–    Иди. Рота придёт, узнаем нашёл или нет, на бумагу тебе скинемся.
–    Черговий роти, на вихід!
Сержант Z вскакивает, отталкивает J и бежит в коридор. J покусывая губы смотрит на письмо.
–    Днювальний вільної зміни, на вихід!
J вздыхает и выходит в коридор.
–    Сюда иди.
–    Бажаю здоров’я, товарищ старший прапорщик.
–    Кость к черепу, уебан.
–    Слоняра.
–    Иди за мной.
Старший прапорщик V разворачивается и, ни слова больше не говоря, идёт по коридору к каптёрке. J плетётся за ним. V открывает каптёрку и заходит внутрь. J нерешительно топчется на пороге.
–    Сложи плащ-палатки в шкаф.
V показывает пальцем куда именно нужно сложить. J заходит в каптёрку, кладёт тряпку на пол, берёт из стопки лежащих на полу плащ-палаток несколько штук и подходит к шкафу.
–    Табурет возьми.
Из коридора доносится шум и топот возвратившейся с зарядки роты. Через несколько секунд мимо каптёрки проносится табун потных тяжело дышащих тел.
–    Дверь прикрой, солдат.
J закрывает дверь каптёрки.

–    Интересно, если выебать в жопу того, кто наелся вишен с косточками, какое будет ощущение…
–    Поторапливайтесь, военные, нахуй, у вас двадцать минут, нахуй, чтобы навести идеальный порядок.
Старшина у нас хороший, старшина у нас один.
Вот все вместе соберемся и пизды ему дадим.
Младший сержант Т осмотрелся вокруг, подошел к своей койке, которую уже застилал его прицеп рядовой N, расслаблено понаблюдал за действиями аккуратного исполнительного духа.
–    Сынок, щётку мне дай.
N молча, но поспешно метнулся к тумбочке, стоящей у изголовья кровати, достал зубную щётку и тюбик Colgate, выдавил на щётку немного пасты и подал её через кровать своему буксиру.
–    Койку застелишь, принесёшь станок, помазок и полотенце.
–    Хорошо.
Т оглядел еще раз движение снующих солдат вокруг себя и удалился в комнату для умывания. N завернул одеяло конвертом вокруг койки, положил сверху подушку, развернулся идти к своей койке.
–    Рядовой N, на выход!
–    Блядь, какого хуя.
N бросился к тумбочке, схватил помазок, выдавил на него крем для бритья, взял станок, сорвал с быльца изголовья кровати полотенце и побежал через коридор мимо дневального в комнату для умывания.
–    Товарищ сержант.
Младший сержант Т стоял нагнувшись над умывальником, набирая в горсти воду, по его жирному торсу стекала вода.
–    Товарищ сержант.
Уже более настойчиво повторил N. Не поворачивая головы, Т облил себя водой и снова подставил руки под струю.
–    Пасту принеси, сынок.
N тупо посмотрел на зубную щётку на полочке под зеркалом перед сержантом и только теперь заметил лежащую около неё белую колбаску пасты.
–    Сейчас.
N развернулся идти за пастой, но тут же остановился, подошел осторожно к сержанту, поставил помазок и станок на полочку перед ним, перекинул через зеркало полотенце.
–    Ты шо ёбнулся, сынок, в руках держи.
N схватил полотенце обратно.
–    Блядь, пасту неси быстрее.
Хоть мне не так уж много лет
Запомни, «внучек», я твой «дед»,
А мой кулак, любезный друг,
Твой самый умный курс наук.
 
Поладич Євген Дмитрович, 2004 рік.

PYD1978
Опубліковано: 16 вер. 2020. 12:18
0 коментарів
Коментарів немає! Ви можете написати перший коментар до цієї публкації!